Вирджиния Вулф

Большие сообщества людей — существа невменяемые!

Дешевизной бумаги, бесспорно, объясняется, почему женщины в литературе преуспели раньше, чем в каких-либо других профессиях!

Женщина веками играла роль зеркала, наделённого волшебным и обманчивым свойством: отражённая в нём фигура мужчины вдвое больше натуральной величины!

Женщинам-писательницам мешают консервативные взгляды, присущие противоположному полу. Что скажут мужчины о женщине, которая открыто заговорит о своих страстях? Ибо мужчины самим себе  позволяют в этом отношении большую свободу, и правильно делают, но безотчётно приходят в страшную ярость и не могут с собой совладать, когда речь идёт об аналогичной свободе для женщин!

… И обрушивается на нас — раскалённая, жгучая, противоречивая, великолепная, ужасная, гнетущая — человеческая душа. (О произведениях Ф.М.Достоевского).

История мужского сопротивления женской эмансипации едва ли не интереснее, чем история самой эмансипации!

Кто не говорит правду о себе, не может говорит её о других!

Не вздрагивайте. Не краснейте. Давайте допустим в своём узком кругу, что такие вещи иногда случаются. Иногда женщинам нравятся женщины…

Не накладывает ли смерть свой перст на жизненную смуту для того, чтобы она сделалась для нас переносима?

Почему женщины гораздо больше интересуют мужчин, чем мужчины — женщин?

У каждого человека есть своё прошлое, укрытое в нём, как страницы книги, известной только ему; а его друзья судят лишь по заглавию!

Юмор — первое, что теряется в переводе!

Я заработала первой рецензией один фунт десять шиллингов и шесть пенсов и на эти деньги купила персидского кота. А потом меня разобрало честолюбие: кот — это, конечно, очень хорошо. Но кота мне мало. Я хочу автомобиль. Вот так я и стала романисткой!

Комментарии запрещены.